BUSINESS MIR NEWS LINE:
LOGO - Ежедневные новости и аналитика из Швейцарии и Европы, политика, экономика, интервью / Daily news and analytics from Switzerland and Europe, policy, economy, interview LOGO - Ежедневные новости и аналитика из Швейцарии и Европы, политика, экономика, интервью / Daily news and analytics from Switzerland and Europe, policy, economy, interview
Daily news and analytics from Switzerland      www.businessmir.ch
Twitter - Ежедневные новости и аналитика из Швейцарии и Европы, политика, экономика, интервью / Daily news and analytics from Switzerland and Europe, policy, economy, interviewFacebook - Ежедневные новости и аналитика из Швейцарии и Европы, политика, экономика, интервью / Daily news and analytics from Switzerland and Europe, policy, economy, interview
instagram - Ежедневные новости и аналитика из Швейцарии и Европы, политика, экономика, интервью / Daily news and analytics from Switzerland and Europe, policy, economy, interviewlivejournal - Ежедневные новости и аналитика из Швейцарии и Европы, политика, экономика, интервью / Daily news and analytics from Switzerland and Europe, policy, economy, interview

PARTNERS
















Китайские штыки русской революции

ОЛЕГ СМИРНОВ, Business mir #2017 - 0001-01 MAIL PRINT 
Китайская карта русской революции легла на игральный стол еще в Швейцарии... Полная авторская версия статьи, опубликованной в журнале "Огонек" за 15.05.2017.
Многим кажется, что за сто лет, прошедшие с 1917 года, белых пятен в революционной истории России остаться не должно. Однако в нашем славном Отечестве и спустя век находятся целые исторические пласты — либо малознакомые, либо вовсе неведомые широкой публике. Как, например, сюжет о 100-тысячном легионе китайских бойцов, ставшем опорой большевиков в первые годы советской власти. Китайцам доверяли и охрану вождей революции, и наиболее грязную работу — карательные операции. Первые чекистские чоны — части особого назначения — формировались именно из китайцев, которым не было равных в исполнительности и жестокости при решении самых некрасивых "революционных задач". О китайском акценте русской революции за минувшие годы говорили крайне скупо, а о том, куда делись тысячи китайцев после деятельного участия в нашей Гражданской войне, не говорили вовсе. "Огонек" выяснил, почему...
В этом году Октябрьской революции в России, которую называют Великой, исполняется сто лет. Тот факт, что произошедшие в Петрограде 1917 года революционные перемены изменили весь миропорядок, во многом предопределив путь человечества в ХХ веке, сегодня не может отрицать никто.
Не меньшим знаком для судеб мира стала и победившая на несколько лет раньше, в 1911 году, китайская революция. Оба эти события странным образом переплетались не только в человеческих историях их участников, но и в скрытых от глаз глубинных пластах реалиях того времени, и эти последствия ощущались на протяжении многих десятилетий. К примеру, своему нынешнему положению великой державы КНР во многом обязана Дэн Сяопину, который под псевдонимом Дроздов учился в Москве, приехав в столицу вскоре после революции. Вместе с ним, в том же университете Народов Востока, получал образование и другой выдающийся китаец – Николай Елизаров – Цзян Цзинго, сын китайского вождя Чан Кайши, ставший впоследствии президентом Тайваня и тоже сотворивший там «экономическое чудо».
Однако, помимо деяний известных политиков, до революции и после нее между Россией и Китаем происходило много из того, что обычно остается за кулисами истории. В Европе, да и самой России пишут об этом не очень часто.
Красные вожди во главе с Лениным обратили свой взор на дальневосточного соседа, еще до того как пришли к власти. И это вполне объяснимо. Китайская революция свершилась на несколько лет раньше российской, и у главного китайского революционера, основателя партии Гоминьдан и Китайской республики, доктора Сунь Ятсена, было чему поучиться.
Лондонские приключения Сунь Ятсена
Однако первые контакты русских социал-демократов с Сунь Ятсеном начались еще в 1896 г., когда революционер и заговорщик, сотрудник журнала «Русское богатство» Феликс Волховский встретился в Лондоне с будущим первым президентом Китая, а в то время молодым 30-летним эмигрантом. К этому времени Волховский успел отсидеть в Петропавловской крепости, был близок к группе широко известного в России и Европе террориста Нечаева и являлся одним из наставников Желябова, будущего лидера "Народной воли", подготовившего убийство императора Александра II. Для человека с такой сложной судьбой и Китай отнюдь не был терра инкогнита. Будучи сосланным в Иркутск, а затем в Кяхту, на границу Российской и Цинской империй, он, как и многие его товарищи-революционеры, бежал из ссылки, пересек Дальний Восток, чтобы через Владивосток добраться до США. Затем в лучших традициях русской политической эмиграции осел в Лондоне, где влился в круги социалистов-революционеров, поддерживал тесные контакты с видными фигурами Второго интернационала, пользовался известностью в политических кругах Лондона, был тепло принят Фридрихом Энгельсом.
Именно благодаря его встрече с Сунь Ятсеном – возможно, совсем не случайной – в опубликованной им статье в журнале «Русское богатство» история о похищении в Лондоне получила широкую известность и в России. Дело в том, что Сунь Ятсен был схвачен прямо на улице британской столицы "посланцами-метеорами" – агентами маньчжурской имперской разведки, личной спецслужбы вдовствующей императрицы Цы Си. Они занимались политическим сыском за пределами страны, работая в Европе и США, где к тому времени сформировались большие китайские общины.
Феликс Волховский изложил рассказ Сунь Ятсена, правдивость которого была подтверждена рядом официальных лиц Великобритании. Английские друзья Сунь Вэня, как также называли Сунь Ятсена, с помощью министра иностранных дел Соединенного Королевства смогли освободить китайского революционера буквально накануне отправки из лондонского заточения в Китай, где его ждала неминуемая мучительная казнь.
Тогдашнее руководство Великобритании было заинтересовано в спасении Сунь Вэня, рассматривая его как перспективную фигуру, способную смести маньчжурскую династию, негативно настроенную по отношению к британскому льву и ориентировавшуюся на союз с германским орлом.
Кстати, об этой истории довольно подробно еще 8 июля 1963 г. писал журнал «Огонек» под интригующим названием "Узник императорского посольства". Под материалом значилась фамилия "Владимиров" – обычно под этим псевдонимом выступали авторы чином не ниже генеральского...
С легкой руки Волховского имя Сунь Ятсена появилось не только в Лондоне, но и во внутрироссийской прессе.
Судя по всему, Волховский не единожды встречался с Сунь Вэнем, расспрашивал его о тайных обществах Китая, членом которых являлся будущий китайский президент. Эти организации ставили своей целью борьбу с чужой для Китая маньчжурской династией, так что молодой китаец смог удовлетворить профессиональный интерес своего русского коллеги по специфическим методам борьбы с императорскими дворами. Именно через Феликса Волховского и других русских социал-либералов в Лондоне Сунь Ятсен устанавливает связь со Вторым интернационалом и отправляется в поездку по Европе, посещая Брюссель, Париж и Цюрих в поисках международных связей и финансовых спонсоров. Тесные связи с русской эмиграцией в Швейцарии поддерживал и Феликс Волховский, который, в частности, летом и осенью 1899 участвовал там в переговорах «патриархов» народничества. 
Китайский визитер в Цюрихе
В Цюрихе в это время в революционных кругах большим международным авторитетом пользуется Георгий Плеханов, который поселился в Швейцарии еще в 1880 году и ведет там активную революционную деятельность, в частности, создав в 1894-95 годы "Союз русских социал-демократов за границей". В это же время Цюрих окончательно становится центом русской политической эмиграции, куда наряду с мэтрами революции съезжаются и новые кадры, в том числе А. Луначарский, А. Коллонтай, и многие другие, вошедшие в анналы русской революции. Среди них – и Владимир Бонч-Бруевич, который приезжает в Швейцарию со всей семьей в 1896 г., уже будучи знакомым с Лениным и являясь его преданным помощником. Он вхож в ближайшее окружение Плеханова и именно в Цюрихе неожиданно начинает проявлять большой интерес к событиям в Китае. Не исключено, что именно этот интерес вызван встречами в Цюрихе Сунь Ятсена с российскими социал-демократами, которые проходили в рамках его контактов с деятелями Второго интернационала.
После своей затянувшийся поездки по Европе Сунь Ятсен возвращается поближе к дому – окольными тропами, через Лондон, Сан-Франциско и Гонолулу, он пробирается в Иокогаму. А через два года в Швейцарию эмигрирует Ленин и сразу же начинает тесно сотрудничать с группой Плеханова, организуя издание "Искры".
Ленин проявляет неизменный интерес к событиям в Китае. Возможно, именно от товарищей из плехановского окружения он и получил первые сведения о самом Сунь Ятсене и тайных обществах, где ковались основные ударные силы китайской революции. Маньчжурских генералов и бюрократов китайские боевики убивали так же лихо, как народовольцы отстреливали российских губернаторов и царских родственников. Эти натренированные китайские бойцы в 1911 году за считанные дни сметут многовековую маньчжурскую элиту и отборные гвардейские императорские войска. Не тогда ли у Ленина и его соратников зародилась мысль о возможности привлечения китайцев в качестве ценного ресурса – боевиков и телохранителей?..
Дракон проснулся
Так или иначе, но Китай остается в повестке большевиков. В годы эмиграции, вплоть до октября 1917 г., и Ленин, и его соратники неоднократно публикуют в партийной печати статьи о Китае. Газета "Звезда" в начале ноября 1911 года напечатала статью Бонч-Бруевича "Проснувшийся дракон" о победе китайской революции, а уже 12 января 1912 г. на Пражской конференции РСДРП по инициативе Ленина принимается резолюция о том, что "пролетариат России следит за успехами революционного народа в Китае и клеймит русский либерализм, поддерживающий политику захватов царизма".
Как известно, с русским либерализмом к осени 1917 г. было покончено – неизбежность этого нарастала по мере приближения к Петрограду Ленина в пломбированном вагоне, организованном немецкой разведкой, заинтересованной в выходе России из Первой мировой войны. И тут на сцене снова появляются китайцы – во время выступления Ленина с броневика на Финляндском вокзале охрана большевистского лидера уже состояла именно из них.
В это время Владимир Бонч-Бруевич отвечает за личную безопасность Ленина в Петрограде и охрану Смольного, а его брат Михаил де-факто занял пост верховного военного руководителя новой России. Под кураторством Ленина в феврале 1918 г. в Петрограде сформирован Первый интернациональный легион Красной армии для охраны советского правительства. Уже в августе 1918 г., в день похорон убитого председателя Петроградского ЧК М. Урицкого, на Марсовом поле бодро марширует китайский батальон петроградского отряда. Помимо охранных функций, он принимает активное участие в подавлении левоэсеровского мятежа в Ярославле, обороняет Петроград летом и осенью 1919 г., охраняет железную Николаевскую железную дорогу, лихо участвует в боях с белогвардейцами на границе с Эстонией. При несении караульной службы в Смольном особо отличившиеся удостаивались личной встречи и похвалы Ленина. Рабочий-красногвардеец Ли Фуцин из их числа позже был награжден орденом Ленина.
Откуда же появились эти подданные, а к тому времени уже граждане Поднебесной? К 1917 году в Петрограде скопилось большое количество китайских эмигрантов. Временное правительство не слишком понимало, что с ними делать и пыталось очистить от них столицу. Здесь любопытно вспомнить постановление Бюро комиссии по разгрузке Петрограда от 24 сентября 1917 г.: «Заслушивается сообщение по вопросу о выселении из Петрограда китайцев-рабочих. Точных сведений о числе проживающих в Петрограде китайцев не имеется; по одним данным число их не превышает 3000 человек, по другим – достигает 8000. Согласно произведенному Министерством Труда обследованию, лишь незначительная часть находящихся здесь китайцев работает на заводах, затем некоторое число их обслуживает домовладельцев в качестве дворников, в общем же большинство их не занято физическим трудом и представляет собою безработный элемент, на который городским общественным самоуправлением расходуются даже средства на бесплатное питание; между тем, в провинции они скорее могли бы обеспечить себя заработком; в частности, имеется заявление со стороны Земгора о потребности в китайской рабочей силе для обслуживания железнодорожных работ на Кавказе.
Постановлено: Признавая необходимым вывоз из Петрограда всех безработных китайцев, без применения, однако, в сем отношении репрессивных воздействий, Бюро остановилось на решении, в видах принятия всех мер по оказанию содействия к их выезду, просить Председателя Союза китайских граждан о сообщении подробных сведений как о числе безработных китайцев, так и о том, какое их количество, как скоро и на каких условиях желало бы отсюда выехать».
Временное правительство понимало взрывоопасность этого "элемента", поскольку с каждым днем численность китайской диаспоры в Петрограде и Москве увеличивалась. Было ясно, что в этой среде действовали и представители китайских мафиозных кланов, сбывающих наркотики, поскольку в это время объемы наркоторговли в столицах многократно выросли.
Китайцы с латышами как топор революции
Затем пришел Октябрь. В ход большевистского переворота вооруженные отряды китайцев уже были активно вовлечены, принимая активное участие в захвате Зимнего дворца и Николаевского вокзала. Впрочем, разумеется, в революционных беспорядках и взятии под контроль ключевых центров столицы действовали и представители других этнических групп – латыши, финны, венгры, поляки. Кем были эти китайцы? В основном, рабочие, многие – члены РСДРП, которые уже в определенной степени адаптировались в России, впитав лозунги Интернационала. В целом, в 1917 г. в России проживало около полумиллиона китайцев, и хотя их состав был неоднороден, львиную долю составляли, как сказали бы сейчас, гастарбайтеры. Были среди них и профессиональные военные. Первая волна китайской иммиграции накрыла Российскую империю еще в самом начале ХХ века, после «боксерского восстания». Но тогда беженцы из Поднебесной селились в Сибири и на Дальнем Востоке. В годы Первой мировой, когда русских мужчин мобилизовали в армию и рабочих рук стало не хватать, они двинулись вглубь страны. Десятки тысяч китайцев использовались в качестве рабочих в тылу российских войск, в частности, в прифронтовой полосе Северного, Западного и Юго-Западного фронтов, на оборонительных и строительных работах.
А в период революционного хаоса, воспользовавшись неспособностью имперских служб регулировать процессы миграции, последовала вторая мощная волна.
Сразу после Октябрьского переворота, в конце 1917 и в 1918 году, начинается активный набор китайских рабочих-мигрантов в особые отряды по поддержке революции. Сначала их деятельность ограничивалось непосредственно Петроградом и Москвой. От этих времен осталось немало свидетельств о зверствах китайских карательных отрядов. Так, Зинаида Гиппиус в своих знаменитых дневниках пишет и о массовых расстрелах руками безжалостных китайских солдат, и о "китайском мясе" – человечине, которая продавалась на рынках под видом говядины...
Награбленного у «буржуев» золота большевикам хватало, и они могли не скупиться на оплату наемников. Что и было сделано. Работу по найму добровольцев облегчало жизнеустройство китайских общин. Они жили обособленно и беспрекословно подчинялись своему руководству. Уже в декабре 1918 года в Петрограде прошло совещание китайских рабочих иммигрантов, где было решено объединить все китайские образования в «Союз китайских рабочих в России» (СКР). В задачи Союза входила пропаганда коммунистических идей и агитация за вступление в Красную армию. Однако убедительней любой агитации звучало обещание выплаты жалования. И китайцы массово откликнулись на призыв.
Особая гвардия большевиков
Михаил Бонч-Бруевич уступает руководство революционной армией Льву Троцкому, а охраной Ленина начинает заниматься ВЧК в качестве Оперативного отделения при его Президиуме. Практически полностью это отделение (внутренний круг охраны) укомплектовывалось по рекомендациям Якова Свердлова. Это никак не спасло Ленина от эсеровского покушения в августе 1918 года и нападения в январе 1919 года. Однако исполнительность и беспощадность китайцев к врагам, проявленная ими в 1917 году, очевидно, запомнилась кремлевским вождям. Троцкий обращается к Ленину с предложением – привлечь в Красную армию для борьбы с контрреволюцией осевших в России китайцев. И привлечь не бесплатно.
Точное число добровольцев из Поднебесной сейчас назвать невозможно, но речь шла о десятках тысяч китайских легионеров. В некоторых документах приводятся цифры в пятьдесят тысяч, в некоторых больше. Троцкий начал формировать из них ЧОНы – части особого назначения. Первые такие формирования запросил для себя и опробовал в деле командарм Якир, который стал первым командиром первого китайского батальона. Иона Эммануилович воевал на юго-западе России и на Украине, где крестьянство резко не принимало новую власть и постоянно бунтовало. И «чоновцы» себя полностью оправдали – вырезали целые деревни, не щадя ни женщин, ни стариков, ни детей. Не говоря уже о пленных белогвардейцах. Обрадованный их успехами Троцкий распространил ЧОНы по всем фронтам гражданской войны. И везде вполне успешно. В 1919 г. в составе Красной армии действовало уже более двадцати китайских интернациональных частей – и на Северном фронте, под Архангельском, и на Северном Кавказе, под Владикавказом, и в Перми, и под Воронежем, в дивизии Чапаева. А на Урале действовал целый 225-й китайский полк в составе 29 стрелковой дивизии Третьей армии под командованием бывшего офицера китайской армии Жен Фучен. Полк почти полностью был уничтожен в ходе боев с Колчаком. По мере приближения Красной армии к Дальнему Востоку, китайских добровольцев становилось все больше.
В это же время, помимо действий ударных китайских отрядов революции, Советская Россия и Китай успешно развивают отношения на высшем уровне. Об Октябрьском перевороте в Китае узнали 10 ноября 1917 г., и Сунь Ятсен сразу направляет окольными путями, через Канаду, приветственную телеграмму "русским товарищам", в которой выражает "надежду на сплочение революционных партий и совместную борьбу". В 1918 году большевики отказываются от территориальных приобретений царского правительства в Маньчжурии и заявляют о возможности выкупа Китаем и совместного владения Восточно-Китайской железной дорогой (КВЖД). В Москве говорят о том, что в Китае считают партию большевиков «партией широкого гуманизма». Эти «жесты» не остаются незамеченными в Китае, и налаживаются связи между «кремлевскими гуманистами» и окружением Сунь Ятсена.
В апреле 1918 г. начинается японская оккупация Владивостока, и на фоне японо-американо-британской интервенции на Дальнем Востоке активизируется процесс формирование китайских частей внутри Красной армии. На советском Дальнем Востоке эти отряды активно участвуют в партизанских действиях, особенно против японцев и отрядов китайских генералов-милитаристов, провозгласивших свою независимость от центрального правительства.
Рано встает китайская охрана
28 августа 1921 г. Сунь Ятсен посылает советскому наркому письмо следующего содержания: "Дорогой Чичерин! Я получил Ваше письмо из Москвы, датированное 31 октября 1920 года... Я решил ответить на Ваши братские приветствия и предложение относительно возобновления торговых отношений между Россией и Китаем". В общем, чувства между победившими революционными верхушками были весьма теплыми.
Между тем в новой столице – Москве происходит укрепление личной охраны Ленина и других его сподвижников, в том числе военного министра Льва Троцкого и фактического руководителя Коминтерна Николая Бухарина.
Китайцев по-прежнему используют в качестве отдельных подразделений центрального аппарата ЧК в Москве и для внешнего круга охраны Ленина и других большевиков. Скорее всего, речь шла не только об интернационалистах, но и о профессиональных военных, тех, кто прошел школу рукопашного и психологического боя в закрытых сообществах Китая. Эта подготовка позволяла им определять в толпе митингов и собраний, где присутствовали Ленин, Троцкий, Дзержинский, опасных лиц. Пополнение таких бойцов проходило через клановые и семейные связи, личные знакомства китайцев в среде чекисткой и партийной верхушки.
В связи с тяжелой болезнью Ленина уже за год до его смерти Сталин берет под свой контроль отношения с Китаем через своего личного представителя Адольфа Абрамовича Иоффе. И сразу после смерти Ленина лично контролирует поставки оружия и военных советников в Китай.
Хрустальный гроб для китайского друга
Вслед за Лениным в 1925 г. ушел из жизни и Сунь Ятсен. Хотя, несмотря на настойчивые просьбы восточного соседа, советских экспертов по бальзамированию Кремль направить в Китай почему-то отказался, в качестве «утешительного приза» в Поднебесную был послан саркофаг из меди и хрусталя – точная копия того, в котором лежало тело Ленина. Он, правда, так и остался пустым.
После смерти Ленина и Сунь Ятсена огромные общины китайцев, осевших в послереволюционной России, остались не у дел. Китайцы жили в крупных городах, занимаясь мелким бизнесом, держали прачечные, на деле торгуя опиумом, кокаином, морфием, рисовой водкой, многочисленными "лекарственными" снадобьями, поддерживающими мужскую силу и обещающими исцеление от всех болезней. Китайские общины в Москве стремительно криминализировались, что отразил в своей пьесе «Зойкина квартира» Михаил Булгаков. К обилию китайцев россияне уже начали привыкать. Однако с поэтапным сворачиванием НЭПа китайский вопрос потребовал срочного решения. И к началу тридцатых большинство китайцев из Москвы таинственно исчезло. Прачечные закрылись, рынок в Китай-городе опустел, и даже банды как-то притихли. То же происходило и в других городах. Ни в газетах, ни по радио информации на эту тему никто не давал. Были и нет...
На самом деле, таинственный исход китайцев объяснялся просто. Испытывая бешенство о того, что его план о союзе Гоминьдана и КПК потерпел крушение, Сталин стал решать «китайскую проблему» в свойственной ему манере. Он высылал бывших наемников обратно в Китай "помогать коммунистам в захвате власти". Многие китайские сотрудники ЧК и бывшие военнослужащие прошли специальную подготовку в секретных школах во Владивостоке и затем стали сотрудниками Чжоу Эньлая и других коммунистических лидеров Китая.
Чемодан – вокзал – Пекин
Простых китайцев десятками тысяч насильно выдворяли на родину. Начали с Москвы, где с улиц и площадей китайцы исчезли в считанные дни.
«Отловом» и выдворением бывших наемников и их семей занималась ОГПУ под руководством Генриха Ягоды. Высылали массово, но не поголовно – сначала Сталин приказал арестовать всех членов партии Гоминьдан, осевших в СССР. После этого китайцев в России осталось уже не так много. Они жили вполне легально, часто занимали ответственные должности – преподавали китайский язык в институтах, трудились в науке и органах власти в Сибири и на Дальнем Востоке, инженерами на сталинских стройках.
Окончательное решение китайского вопроса вождь доверил одному из своих приближенных – Карлу Викторовичу Паукеру, личности темной и зловещей. Официально он числился большим начальником в ЧК, возглавлял оперативный отдел ОГПУ, которому были переданы функции специального отдела охраны. Он лично участвовал в расстреле Каменева и Зиновьева, проводил допросы оппозиционных Сталину «ленинских гвардейцев», не только из бывшего швейцарского окружения Ленина, но и еще оставшихся на своих постах в ОГПУ и РККА сотрудников-китайцев, переусердствовал с арестом китайцев-членов Коминтерна, за что получил от Сталина по физиономии, а затем в знак прощения был награжден орденом Красной звезды. После того как Паукер закончил свою грязную работу, он был расстрелян по приказу Сталина. К 1937 г. от китайцев были «зачищены» не только европейские города России, но и Дальнего Востока.
В отличие от Ленина, Сталин не доверял китайским кадрам, поскольку они работали со старыми большевиками, с Львом Троцким, с Ионой Якиром – все они будут впоследствии уничтожены по указанию Сталина.
Сталин начал большую игру, выбирая, с кем он будет играть в свои шахматы – с Мао Цзэдуном или Чан Кайши, и в Москву из Китая стали приезжать уже совсем другие кадры из Поднебесной – не та простая ударная масса революции, телохранители и каратели, а будущая политическая элита Китая, их дети, проходившие военно-политическое обучение в Москве с целью сформировать руководящий пласт Китая, связанный личными обязательствами с великим учителем всех времен и народов.
Оценка роли китайцев в революциях в России еще ждет своих исследователей, как и сами события столетней давности. До сих пор не ясно, кем и каким образом так стремительно оказались захвачены ключевые точки Петрограда в 1917 г., включая телеграф, Госбанк, разводные мосты, склады с оружием. Эта операция была больше похожа на работу современного спецназа, чем на действия плохо организованной толпы солдат и матросов, изгнавших своих командиров. Возможно, мы никогда не узнаем, какую роль сыграли в Петрограде в октябре 1917 года бойцы из секретных китайских организаций, уже свершивших великую революцию у себя на Родине.
ОЛЕГ СМИРНОВ, Business mir #2017 - 0001-01  MAIL PRINT 
Большинство швейцарцев - за легализацию марихуаны
2017-08-16 18:07:13  Согласно проведенному опросу, почти две трети населения Швейцарии выступают за легализацию продажи и потребления конопли.
READ
Coop накормит бургерами из насекомых
2017-08-15 14:17:31  Вторая по величине сеть супермаркетов в Швейцарии объявила, что с этого месяца начинает продажу продуктов питания на основе насекомых.
READ
Между Швейцарией и ФРГ продолжается шпионская война
2017-08-14 16:46:48  По сообщению Süddeutsche Zeitung, Пркуратура Германии расследует дело трех сотрудников швейцарской разведки NDB по подозрению в шпионаже.
READ
Нарушения немецкого автопрома обсудили в Швейцарии на правительственном уровне
2017-08-14 11:09:20  По словам Дорис Лойтхард, программное обеспечение у автомобилей будет перестроено.
READ
Бухгалтер швейцарского судебного ведомства крала деньги из кассы
2017-08-14 10:52:16  Служащая прокуратуры по делам несовершеннолетних обвиняется в краже 650 000 франков с целью личного обогащения.
READ
AD
La garde suisse à Rome 
MORE
BUY IT 48 CHF
Pan-Europa 
MORE
BUY IT 15 CHF
USERNAME PASSWORD LOGIN

© Business Mir, 2006 - 2014. Использование материалов допускается только при наличии ссылки на www.businessmir.ch

Ежедневные новости и аналитика из Швейцарии и Европы, политика, экономика, интервью

Daily news and analytics from Switzerland and Europe, policy, economy, interview

info@bmiris.com